Главная / Мир / Турецкие предприниматели отсудили у правительства Узбекистана 40 миллионов долларов. Причины и следствия
<

Турецкие предприниматели отсудили у правительства Узбекистана 40 миллионов долларов. Причины и следствия

4 октября сего года в Международном центре по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС) завершилась тяжба между «GUNESH TEKSTIL» и правительством Узбекистана. По решению Международного центра группе турецких предпринимателей, с 2004 по 2011 годы занимавшимся торговой деятельностью в Узбекистане, правительство должно выплатить 40 миллионов долларов компенсации.

Фото: Getty Images

Обратим взор на детали иска. «GUNESH TEKSTIL» и его партнёры владели в Ташкенте сетью торговых центров, осуществлявших свою деятельность под торговой маркой «Turkuaz». По заявлению истцов, в процессе рейдов в их компаниях на сотрудников оказывалось физическое давление, предприятия были обвинены в несоблюдении таможенного и налогового законодательства. Основная часть сотрудников этих фирм были впоследствии помилованы и депортированы. Но после, в свою очередь, те обвинили в рейдерстве властные органы Узбекистана.

Если узбекскую сторону в этой многомиллионной тяжбе защищала юридическая фирма White and Case, то турки привлекли к делу стамбульскую фирму Akinci Law Office. Судьями были бельгиец Ганс Ван Хут, француз Эрик Шварц и британец Филипп Сандс. Взявший своё начало в 2013 году процесс завершился по истечении 6 лет – 4 октября 2019 года. Разбирательство проведено, как уже было сказано, в МЦУИС, созданный в соответствии с Вашингтонской Конвенцией. Иностранный инвестор иск свой подал на основании турецко-узбекского «Соглашения о взаимном поощрении и защите инвестиций» от 1992 года и закона Республики Узбекистан «Об инвестиционной деятельности» от 1998 года.

Вывод судейской коллегии таков: узбекская сторона изъяла имущество турецких инвесторов в нарушение турецко-узбекского Инвестиционного соглашения. Вместе с тем судьи отказали удовлетворить иск в части возмещения морального ущерба.

Таким образом, Узбекистан обязали выплатить 40 миллионов американских долларов турецким предпринимателям (по сообщениям они требовали компенсацию в размере 200 миллионов долларов). Если опираться на обнародованные данные, это самое крупное взыскание из числа разрешённых тяжб по части инвестиционных соглашений в истории Узбекистана, «обогнавшее» 10,3 миллионное взыскание к британской компании Oxus Gold в 2013 году.

40 миллионов долларов США это 378 200 000 000 (триста семьдесят восемь миллиардов двести миллионов), если мерить в нашей национальной валюте. Чтобы вам было легче представить – это 4976 штук автомобилей марки NEXIA 3 LT (2 позиция)…

Здесь возникает несколько вопросов:

Как один инвестор смог втянуть целое государство в судебную тяжбу?

С какой кстати нас, как государство, обязали выплатить такую большую сумму иностранному инвестору?

Что должно предпринять наше государство, чтобы впредь такие случаи, бьющие по карманам налогоплательщиков и роняющие имидж страны, не повторялись?

Статья эта – попытка ответить на три эти вопроса. Итак, начнём:

1. Как один инвестор смог втянуть целое государство в судебную тяжбу?                  

Надо разделять эти дела на две группы:

1. Противостояние государство (государственный орган) – иностранный инвестор.

2. Иностранный инвестор против местного предпринимательского субъекта.

Мы будем рассматривать тяжбы первой группы.

Начиная с 1991 года, Узбекистан заключил около 50 двусторонних и многосторонних соглашений поощрения и защиты инвестиций. В этих соглашениях заключён мощный механизм, в начале 1990 годов изобретённый опытными юристами. Этот механизм наделяет правом подавать иск на государство напрямую в международный арбитражный суд.

В международном праве раньше не было такого порядка, лишь с 1960 годов некоторые страны для привлечения иностранных инвестиций согласились предоставить зарубежным инвесторам такое особенное право. Эта норма стала внедряться в инвестиционные соглашения и сегодня их заключено в мире более 3000.

Благодаря этому правовому механизму иностранный инвестор, будь то юридическое лицо или физическое, может подать иск на целое государство. По имеющимся данным, рассмотрено уже более 1000 таких дел.

Двустороннее инвестиционное соглашение обеспечивает защиту и безопасность имущества иностранного инвестора, запрещает ущемление инвестора перед местными инвесторами, а также инвесторами третьих стран (режим наибольшего благоприятствования), запрещает незаконное изъятие его имущества.

Казахстан является страной, на которую больше всего жаловались в арбитражный суд. Имели место решения, которые обязывали Казахстан выплатить 500 миллионов долларов.

Хотя это не освящается в прессе, Узбекистан не остался в стороне от этого процесса, вот перечень исков, предъявленных иностранными инвесторами к нашей стране по двусторонним соглашениям о защите инвестиций:

Это иски, составленные на основании двусторонних соглашений. Но не мало также исков, основанных на внутреннем законодательстве или исков, ссылающихся на договора между госорганом и инвестором. Самым известным исковым делом, рассмотренным на основании соглашений по защите инвестиций, было дело Zarafshan-Newmont – Узбекистан. В 2006 году были отменены налоговые льготы ряду западных инвесторов, среди которых был и Newmont, и последний обратился с иском в международный арбитраж. Окончательного решения по этому делу не было, но по не подтверждённым данным стороны договорились – Узбекистан выплатил инвестору компенсацию в размере 78 миллионов долларов США.

Второе известное дело – лишение лицензии телекоммуникационной компании МТС. Компания с самым большим количеством абонентов в стране была вдруг лишена возможности продолжать свою деятельность. Решения по этому делу пока тоже нет, но оно высветило то, насколько плохи дела в стране в вопросе защиты имущества.

 2. С какой кстати нас как государство обязали выплатить такую большую сумму иностранному инвестору?

Потому что это исходит из межправительственных соглашений.

Узбекистан до этой поры заключил двусторонние и многосторонние соглашения со следущими странами:

Узбекистан в 1994 году подписал «Конвенцию по урегулированию инвестиционных споров между государствами и гражданами других государств», так называемую Вашингтонскую конвенцию. В соответствии с ней решения по двусторонним (межгосударственным или межправительственным) соглашениям и договорам с инвестором, принятым по результатам их рассмотрения МЦУИС, являются обязательными к исполнению. К этим решениям не применяются процедуры признания и исполнения местными судами и министерствами юстиций решений иностранного суда. В общем, Вашингтонская конвенция играет роль международного правового щита для иностранного инвестора.

Если правительство Узбекистана откажется от выполнения такого решения, инвестор может обратить взыскание на имущество страны, расположенное за рубежом. Если и это не удастся, посредством системы суброгации страна – родина инвестора может возобновить дело, основываясь на инвестиционном соглашении (к примеру, в связи с делом «GUNESH TEKSTIL» Узбекистан может оказаться под односторонними санкциями Турции из-за нарушения международного соглашения). По меньшей мере, страна может оказаться заклеймённой как «ненадёжная» и лишить себя инвестиций в будущем. Именно поэтому практически все страны стараются выполнять решения арбитража.

Вот и Узбекистан по решению арбитражного суда оказался под обязательством выплатить многомиллионную компенсацию. 40 миллионов долларов – это помимо расходов на оплату услуг защищавшую нашу страну White and Case, командирование наших гос. сотрудников для участия в процессе в Вашингтон. Всем наверно уже понятно, что обращение в международный арбитраж – недешёвое занятие.

 

3. Что должно предпринять наше государство, чтобы впредь такие случаи, бьющие по карманам налогоплательщиков и роняющие имидж страны, не повторялись?

Нельзя забывать горькие уроки истории, так как сообщество инвесторов с трудом прощает ошибки.

Во-первых, невнимательность к неприкосновенности имущества инвестора может обернуться стране мультимиллионной, а порой и миллиардной в долларовом измерении международно-правовой ответственностью. Если мы хотим добиться доверия к нам со стороны международного сообщества инвесторов, неприкосновенность имущества мы должны поставить на первое место. Но для этого, мы должны начать исполнять законы, которые нами же приняты.

Мы в корне должны изменить отношение к частной собственности, воспринимать его как основное право и защиту его воздвигнуть в ранг национального приоритета.

Как сказал недавно в своём интервью посол Узбекистана в Турции, к сожалению, у нас пока правят не законы, а сила и деньги, что приводит иностранного инвестора в замешательство. «Если хоким, попирая чьи-то права, даёт мне землю, значит, завтра, когда перед ним будет стоять инвестор побогаче, у меня также отберут землю» — рассуждает любой нормальный инвестор.

Во-вторых, если обратить внимание на новостные публикации, вероятность того, что и впредь на нашу страну будут поданы подобные иски, не мала.

Я проверил СМИ за два года на предмет публикаций, связанных с иностранными инвесторами: в большинстве из них можно рассмотреть признаки нарушения международно-правовых соглашений.

Вот заголовки публикаций:

·        «Нам нужны инвесторы или нет: о проблемах, которые мучают индийского инвестора в Сурхандарье».

·        «Инвестор просит справедливости. Он не может пустить в действие построенный им завод в Джизаке».

·        «Кто отобрал имущество иностранного инвестора в Андижане? А имел ли он на это право?»  

·        «Конфликт на 100 миллионов долларов. Кто мешает осуществлению проекта в Джизаке?»

·        «В Сарыассии мешают осуществлению проекта, намеченного президентом».

По мере улучшения инвестиционного климата, станет больше как инвесторов, так и тяжб, связанных с ними. Тяжба – нормальное явление в бизнесе. Невозможность защитить имущество – вот что ненормально.

В- третьих, в желании угодить инвестору, нельзя нарушать закон. Всё должно быть в рамках закона. Только так можно установить порядок, избежать отрицательных явлений. Для этого международные инвестиционные соглашения и внутреннее законодательство должны быть хорошо проработаны.

В-четвёртых, не надо забывать о тех, кто в намерении воспользоваться льготами для иностранного инвестора, а также встать под защиту двусторонних инвестиционных соглашений выезжает за рубеж, там открывает «бумажную» (paper company) фирму, потом возвращается в Узбекистан как иностранный инвестор. Мы знаем примеры, подобное имело место в Египте, Украине, Румынии. Для предотвращения подобных случаев, также нужно проработать законы.

Заключение

Защите прав инвестора помимо внутренних законов служат также международные правовые нормы. Хотя в области защиты имущества у международных арбитражных судов также имеются проблемы, число разрешённых дел в этих судах приблизилось к 1000. Узбекистан, являясь полноправным членом международного сообщества, должен также уделять этой сфере достаточно внимания и должным образом выполнять свои обязательства. В свою очередь и Узбекистан в скором будущем будет инвестировать в соседние страны, что накладывает на нас обязательство хорошо прорабатывать инвестиционные соглашения на предмет защиты наших инвесторов за рубежом.

Пристальное внимание к вопросам защиты имущества пойдёт только на пользу нашей стране. Опасаться этого – нелогично. Беспорядок же в вопросах имущественного права – причина целому «вагону» проблем…

Алишер Умирдинов,
профессор Нагойского экономического университета,
член экспертного совета «Буюк Келажак»

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

О нас anvarj63

Яна маълумот

ia5h-3ghrwcbpacms-7amjfumu_ykwwa

Как конфликт Ирана и США повлияет на Узбекистан

Фото: ca-irnews.com Несмотря на последнее заявление президента США Дональда Трампа, конфликт между западными странами и …